Кьябдже Линг Ринпоче выслушал комментарий на него, он стал одной из наиболее значительных для него работ, потому что эта книга - страница 2

^  Глава 1. Мотивация и устремление
Какую бы практику Дхармы мы ни выполняли как буддисты, будь то молитвы, даяние или слушание учения, начинать следует со слов принятия прибежища и порождения пробуждающегося ума:

Вплоть до Просветления обращаюсь к прибежищу

^ В Будде, Дхарме и духовной общине.

Силой щедрости и других добродетелей

Пусть стану я Буддой ради блага всех существ.

Эта строфа заключает в себе суть всего учения Будды, и особенно учения махаяны, великой колесницы. Первые две строки посвящены прибежищу, а последние – порождению альтруистического пробуждающегося ума.

Все, кто принимают прибежище, имеют чувство близости и веры в Три Драгоценности: Будду, Дхарму – его учение и Сангху – духовную общину монахов и монахинь. Это является критерием, который определяет, буддист вы или нет. Если принимаете прибежище в Трёх Драгоценностях, вы буддист, в противном случае – нет. Прибежище можно принимать с различной степенью глубины, соответственно уровню своего понимания. Чем лучше вы поймёте природу Трёх Драгоценностей, тем большей будет ваша убеждённость в их исключительных качествах и тем глубже и увереннее станет ваше обращение к прибежищу в них.

Способы обращения к прибежищу различны. Один из них – это вера в Три Драгоценности при восприятии их как высших объектов относительно себя и желание обрести в них убежище, защиту и поддержку. Другой способ обращения к прибежищу в Трёх Драгоценностях – это преследование цели стать Буддой путём освоения их высочайших качеств знания и постижения. Эти два способа принятия прибежища демонстрируют различные уровни смелости и решимости. Одни ищут поддержки и защиты кого-то высшего во времена опасности и трудностей и нуждаются в его поддержке, чтобы выполнить то, что они наметили. Такие люди, фактически, не способны сами делать свои дела. Другие – более смелые. Они могут попросить некоторой поддержки в начале, но имеют решимость сами помочь себе. Они прилагают для этого все необходимые усилия, стремятся стать независимыми и усердно трудятся ради осуществления своих целей и освобождения от проблем.

При принятии прибежища есть и такие, которые не очень смелы. Они вверяют себя Трём Драгоценностям с молитвой о защите и убежище. Им не хватает уверенности и веры в самих себя, чтобы подняться до уровня Будды. Такова позиция людей, стремящихся только к своему собственному освобождению от страдания и перерождений. Те, кто стремится к освобождению всех существ, намного смелее. Они тоже вверяют себя Трём Драгоценностям и ищут в них защиты и убежища, но главной их целью является достижение наивысшего состояния Будды, чтобы иметь возможность наилучшим образом помочь другим. Такие люди имеют решимость устранить все следы тревожащих эмоций и осуществить безупречные качества Будды. Такой способ принятия прибежища является дальновидным.

Поскольку ясно, что обращение к прибежищу может принимать различные формы и осуществляться на разных уровнях, при произнесении стиха принятия прибежища необходимо размышлять о природе Будды, Дхармы и Сангхи и их особых качествах.

^ Силой щедрости и других добродетелей

Пусть стану я Буддой ради блага всех существ.

Эти две строки выражают пробуждающийся ум. Развивая это особое устремление, практикующий преследует цель достижения высочайшего Просветления в интересах всех живых существ. Начиная с принятия прибежища, во всех благих деяниях он думает: "Я сделаю эти полезные дела, чтобы все живые существа смогли освободиться от всех несчастий и пребывать в полном умиротворении".

Благая деятельность такого практикующего не направлена на личный интерес. Это устремление является самым необычным, смелым и всеобъемлющим. Силой этой мысли практикующий засаживает семена и создаёт основу для всего прекрасного в этой и последующих жизнях. Эти строки содержат суть и корень учений Будды. Хотя строфа очень коротка, её смысл глубок и обширен. Произнося эти строки, следует направлять всю свою практику Дхармы, будь то созерцание, даяние или слушание учения, на благо всех живых существ. Не следует уделять только поверхностное внимание словам, но надо размышлять об их смысле.

Каждый раз, приступая к практике Дхармы, мы начитаем с этой строфы принятия прибежища и порождения пробуждающегося ума. Обычно её произносят три раза, хотя нет такого правила, по которому её нельзя было бы произнести большее или меньшее число раз. Смысл троекратного повторения в том, чтобы иметь возможность при произнесении размышлять о её смысле. Этой практикой мы должны суметь преобразовать своё отношение, изменить ум к лучшему. Для этого может оказаться необходимым произнести эту строфу много раз. В зависимости от настроения может быть лучше много раз повторить две строки принятия прибежища, а затем так же произносить слова порождения пробуждающегося ума. Тогда вы сможете сосредоточиться на одном и выполнить практику более эффективно. После пятнадцати повторений в вашем сердце должно что-то измениться. Иногда это может настолько вас затронуть, что слёзы навернутся на глаза.

Только после правильной практики принятия прибежища и порождения пробуждающегося ума следует переходить к другим действиям, таким как чтение молитв или мантр. Сила любой последующей практики зависит от качества и силы практики прибежища и пробуждающегося ума. Сомнительно, является ли вообще буддийской практикой простое произнесение молитв без должной мотивации. Это может быть не более полезным, чем проигрывание магнитофонной записи. Поэтому позитивная мотивация имеет здесь важнейшее значение. Главной задачей духовной практики должно быть развитие позитивного и здорового образа мыслей и деятельности.

Приготовление пищи начинают с основных ингредиентов, таких как рис, мука и овощи. Соль и специи добавляют позднее, для вкуса. Также, когда путём создания в уме позитивной и здоровой направленности осуществляется основная задача практики Дхармы, другие действия, такие как чтение молитв, визуализации и созерцание, будут тоже значимыми.

В принципе, все религии предназначены для того, чтобы помочь человеку стать лучше, совершеннее и созидательнее. В одних религиях главной практикой является молитва, в других – внешнее покаяние, а в буддизме главная практика – это преобразование и исправление ума. Можно рассмотреть это по-другому. В сравнении с физической и речевой деятельностью умственная деятельность является более тонкой и труднее поддаётся контролю. Поведение тела и речи более очевидно, его легче освоить и осуществлять. В этом смысле, вовлечение ума в духовную деятельность является более тонкой и трудной задачей.

Для нас крайне важно понять истинный смысл буддизма. Очень хорошо, что интерес к буддизму растёт, но более важным является знание того, что такое буддизм на самом деле. Помимо понимания подлинной ценности и смысла буддийского учения, любая попытка сохранить, воссоздать или пропагандировать его будет погоней по ложному следу. Смысл и понимание Дхармы – это не что-то физическое. Поэтому даже строительство монастырей и декламирование буддийских текстов без правильного понимания не может быть практикой Дхармы. Дело в том, что практика Дхармы осуществляется в уме.

Было бы ошибкой думать, что вся практика Дхармы заключается в перемене одежды, чтении молитв и совершении простираний. Я объясню. Когда мы совершаем простирания или обхождение храма, в нашем уме возникают всевозможные мысли. Когда скучно, а времени много, прогулка вокруг храма может быть очень приятной. Если найти разговорчивого спутника, время летит быстро. Такая прогулка может быть прекрасной, но это не является практикой Дхармы в подлинном смысле. Бывают даже случаи, когда кто-то выглядит практикующим Дхарму, но на самом деле он в это время создаёт негативную карму. Например, кто-то, обходя храм, может вынашивать планы обмана или мщения, думая: "Вот так я его достану, скажу ему это, а сделаю то". Или можно произносить священные мантры, а ум в это время будет предаваться злонамеренным мыслям. Поэтому то, что кажется физической или речевой практикой Дхармы, может оказаться обманчивым.

Мы говорим, что основным назначением практики Дхармы является тренировка ума. Каков её механизм? Подумайте о тех случаях, когда вы настолько сердиты, что готовы навредить кому-то. Здесь, чтобы быть настоящим практиком Дхармы, надо разумно взвесить ситуацию. Нужно подумать о многочисленных пороках гнева и позитивных последствиях развития сострадания. Также можно подумать о том, что человек, являющийся объектом вашего гнева, как и вы, хочет обрести счастье и избежать беды. Как в такой ситуации можно оправдать нанесение ему вреда?

Можно сказать себе: "Я считаю себя буддистом. Открывая глаза утром, я произношу молитвы принятия прибежища и порождения пробуждающегося ума. Я обещаю трудиться ради всех живых существ, но теперь я решился быть жестоким и несправедливым. Как смогу я называть себя буддистом? Как посмею я предстать перед Буддами, выказав презрение к их пути?"

Думая так, можно полностью усмирить свою воинственность гнев. С другой стороны, добрые и благожелательные мысли можно вызвать, размышляя о том, насколько неправильно сердиться на этого человека, и как он заслуживает вашей доброты и благожелательности. Так в своём сердце можно осуществить подлинное превращение. Это Дхарма в истинном смысле слова. Имевшие место негативные мысли могут исчезнуть и смениться позитивным и сострадательным чувством к этому человеку. Эта перемена драматична. Это великий скачок. Это то, что на самом деле подразумевает практика Дхармы; но это не просто.

Когда ум находится под влиянием сильной благой мысли, ничто дурное не может произойти в это время. Даже кажущиеся негативными действия могут иметь положительные результаты, если их побуждают добрые и счастливые мысли. Например, ложь обычно вредоносна, но если она произносится из сострадания и обдумано, она может стать чем-то полезным.

Альтруистическая мысль пробуждающегося ума вырастает из бодхисаттовской практики альтруистической любви и сострадания. Поэтому в некоторых случаях Бодхисаттва может совершить негативные физические и речевые действия, которые обычно влекут неблагоприятные последствия. Иногда, в зависимости от мотивации, такие действия могут стать нейтральными, а в некоторых случаях – чрезвычайно благими. Вот некоторые причины, почему мы настаиваем, что буддизм главным образом направлен на ум. Физические и речевые действия играют лишь вторичную роль. Поэтому качество, или чистота любой духовной практики здесь определяются намерением и мотивацией практикующего.

Люди вольны верить в любую религию, которая им нравится. Те, кто отвергает религию, делают это по собственной доброй воле. Люди выбирают себе религии в соответствии с их интересами и духовными склонностями. Нет способа заставить всех принять буддизм или любую другую религию. Сам Будда за время своей жизни не смог сделать буддистами всех индийцев. В мире различных вкусов и склонностей все не могут быть буддистами. Люди обладают правом верить или не верить в религию по своему желанию.

Для нас важно то, что мы выбрали буддизм и обращаемся к прибежищу в Будде. При таких обстоятельствах мы обязаны жить в соответствии со словами Будды. Если мы, тибетцы не будем сами следовать учению Будды, но попросим делать это китайцев, это будет просто абсурд. Они отвергают буддизм; зачем им следовать учению Будды? Если они лгут и делают тёмные дела, что мы можем поделать? Если они охвачены ненавистью, страстью и неведением, они не будут счастливы сами и причинят проблемы другим. Поэтому задачей буддистов, в том числе тибетских, является практика учения Будды. Наша практика должна быть такой, чтобы тревожащие эмоции – вражда, страсть и неведение – устранялись. Нам надо освободить свой ум от этих омрачений и развить вместо них положительные качества.

Будучи буддистами, мы держим у себя дома на алтаре статуэтки или изображения Будды. Мы посещаем храмы и монастыри, чтобы выразить почтение Будде. Всё это выражает нашу веру и уважение. Но подлинное значение имеет то, насколько наша жизнь соответствует словам Будды. Будда – наш учитель, руководитель и духовный наставник. Поэтому деятельность наших тела, речи и ума должна соответствовать его учению. Даже если мы не можем полностью ему соответствовать, мы должны по-настоящему стараться делать это. Надо в глубине своего сердца принять твёрдое решение действовать по учению Будды и добиваться того, чтобы наша собственная повседневная жизнь соответствовала тому, что мы буддисты. Если мы не сможем жить так, наша декларация будет поверхностной и бессмысленной. Если под видом того, что мы буддисты, мы будем пренебрегать словами Будды и игнорировать их, это будет формой обмана. Это противоречиво и прискорбно. То, что мы говорим, должно быть в гармонии с тем, что мы делаем.

Приступая к практике Дхармы, мы произносим молитвы принятия прибежища и порождения пробуждающегося ума, но в то же самое время мы должны создать здоровую мотивацию, возникающую из доброты и сострадания. Такую практику учитель и ученики должны выполнять вместе. Сидя на троне, я не должен думать, какой я великий. И также я не должен думать, что я Далай Лама, и могу говорить моим последователям всё, что захочу. Такое отношение было бы неправильным. Я простой буддийский монах и последователь Будды. Моя ответственность заключается в том, что я должен как можно лучше исполнять учение. Практикуя учение, я не стараюсь понравиться или польстить Будде. Фактически я занят своим собственным счастьем и страданием. Наслаждаюсь ли я счастьем или страдаю – это целиком в моих собственных руках. Эти основополагающие причины побуждают меня заниматься практикой Дхармы.

Будда, основываясь на своём знании, учил о том, что в дальней перспективе полезно, а что вредоносно. Я, например, желаю счастья и надеюсь избежать страдания. Это устремление таково, что его продолжительность распространяется на месяцы, годы и даже выходит за пределы всей этой жизни; оно распространяется на бесконечное количество жизней. Чтобы жизнь за жизнью обладать счастьем и свободой от страдания, я должен осознать, что три яда – тревожащие эмоции желания, ненависти и неведения – мои враги. Неведение – вера, что вещи существуют так, как они выглядят, независимо и автономно, вне зависимости от причин – корень этих омрачений. Чтобы противодействовать этому мышлению под влиянием неведения и себялюбия, мне надо породить альтруистическую любовь, сострадание и мудрость понимания пустоты.

Я верю, что моя судьба целиком в моих руках. То, чему учил Будда, имеет великий смысл для моей жизни. Его слова становятся всё яснее, и то, чему он учил две с половиной тысячи лет назад, уместно теперь, как и всегда. Даже несмотря на то, что я неспособен постичь всю глубину его учения, я могу понять его замысел в отношении объяснения двух истин (абсолютной и условной), четырёх благородных истин (страдания, его происхождения, прекращения и пути к прекращению) и так далее. Поскольку я слушал и размышлял о философском учении, преподанном Буддой так давно, вряд ли найдётся что-то, что не имеет для меня смысла. Я извлекаю из его учения великую пользу и верю, что другие, в свою очередь, могут извлечь пользу из моих слов. Именно с этим намерением помочь я делюсь своими идеями и опытом. Помогая другим людям, мы служим Дхарме. Помощь даже одному человеку ценна.

Будда сначала развивал альтруистическое мышление, а потом занимался накоплением добродетели. Наконец, он достиг просветлённого состояния Будды. Он сделал это исключительно в интересах других существ. Вдохновляемый пробуждающимся умом, занятым больше другими, чем собой, Будда совершенствовал свою практику осуществления пути. Благодаря альтруизму Будда трудился ради осуществления блага других существ. В течение эпох он был стоек в этом стремлении. Даже после достижения просветления, именно сила альтруизма побудила его повернуть колесо Дхармы. Поэтому основной предмет буддизма в том, чтобы быть полезными другим. Когда мы можем помочь другим породить добро в их сердцах, сделать их счастливыми, а их жизни значимыми – это подлинное служение Будде и его учению. Это главное, на что нам надо направлять своё усердие и стремление. Я думаю, именно так можно осуществить благополучие других и своё собственное.

Традиционный обычай для учителя совершать три простирания перед троном перед тем, как воссесть на него, очень важен. Смысл этого в том, чтобы отвратить гордыню. Когда вы сидите на высоком троне и даёте наставления, люди оказывают вам почтение простираниями. В таких обстоятельствах надо быть особо осторожным. Иначе есть огромная опасность проникновения гордыни. Иногда такое случалось. Некоторые монахи, бывшие поначалу очень простыми, обретя множество учеников и определённый статус, начинали важничать. Их нельзя винить за это; это было результатом их тревожащих эмоций.

Тревожащие эмоции чрезвычайно выносливы и коварны. Когда человек садится на трон, находясь под их влиянием, им руководит заблуждение. Чем дольше мы его слушаем, тем больше возрастает его гордыня. Так действуют тревожащие эмоции. Их результат изумляет. Они могут заставить одного учителя поссориться с другими из-за желания иметь больше учеников. В таких случаях действуют и привязанность, и вражда.

К счастью, существует сила, способная противостоять тревожащим эмоциям. Это мудрость. Эта мудрость становится яснее и острее, когда мы анализируем и исследуем. Она могущественна и устойчива. А невежественный ум, хотя и может быть выносливым, не способен противостоять исследованию. Он не выдерживает умелого анализа. Понимание этого приводит нас к уверенности относительно источника проблем, порождаемых тревожащими эмоциями. Изучая и размышляя, можно добиться хорошего понимания того, что такое мудрость и тревожащие эмоции, такие как вражда и привязанность, порождаемые умом, который верит, что вещи истинны и существуют так, как выглядят. Ум, мыслящий истинное существование, крайне активен, силён и хитёр. Его близкий соратник – себялюбие – настолько же стоек и упрям. Мы слишком долго находимся под его полной властью. До сих пор он выступал как наш друг, опора и защитник. Теперь, если мы осмотрительны и разумны, мы должны развить мудрость понимания того, что вещи не существуют так, как они выглядят; в них нет этой истины; это называется мудростью пустоты. Последовательно применяя это оружие, мы можем противостоять тревожащим эмоциям.

В контексте практики нам надо размышлять о преимуществах заботы о других и пороках себялюбия. Мысль заботы о других в дальней перспективе окажется наилучшей, а эгоизм предстанет в дурном свете. Это целиком зависит от того, насколько мы серьёзны и настойчивы. Если мы сумеем испытать себя, следуя правильному пути и прилагая согласованные усилия, тогда мы сможем быть уверены, что тревожащие эмоции можно устранить.

Состояние Будды – окончательная цель нашей практики. Поэтому полезно знать, что это такое. Тибетское слово (просветление, пробуждение) состоит из двух частей: первая означает очищение, а вторая – обогащение или полноту. Главное, от чего мы должны очиститься – это пороки нашего ума. Такое очищение не предполагает моментального исчезновения этих пороков. Оно означает сложный процесс применения противоядий вплоть до полного их устранения.

Эти пороки являются причинами страдания. Это карма, тревожащие эмоции, а также оставляемые ими следы. Их можно устранить, только применяя соответствующие противоядия. Следы, оставленные тревожащими эмоциями, не позволяют сознанию достичь Всеведения. По своей природе сознание обладает потенциалом знать всё, но эти пороки затеняют ум и преграждают ему путь к такому знанию. Устранение этих препятствий путём развития необходимых противодейстующих факторов осуществляется умом. Когда сознание полностью свободно от препятствий, оно автоматически становится полностью осознающим, и такая личность пробуждается к полному просветлению.

Состояние просветления не является чем-то физическим, подобным раю на небесах. Это качество самого ума, полностью раскрывающего свой позитивный потенциал. Поэтому, чтобы достичь такого пробуждения, надо начать с устранения негативных сторон своего ума и развития в нём позитивных качеств одного за другим. Именно ум активно применяет противоядие в процессе устранения вредоносных импульсов и заблуждений. Наступает момент, когда тревожащие эмоции и препятствия для ума уже больше не могут вернуться ни при каких обстоятельствах. Это же означает, что исключительно ум осуществляет развитие духовного прозрения и знания. Каким бы слабым ни было в начале позитивное устремление, следуя его направленности, ум достигает совершенства знания и пробуждается к состоянию Будды.

У каждой из мировых религий есть свои особые черты и свои последователи. Но, в сущности, религии имеют ряд общих целей и задач. На протяжении столетий они являются причиной блага для миллионов людей. Нет причины, почему, искренне следуя религии, люди не могли бы обретать душевный покой и становиться культурнее, цивилизованнее и лучше. Они приносят пользу себе, а многие служат великую службу человечеству. Но, однако, многие политические и социальные проблемы возникают от злоупотребления религией. Люди противостоят последователям других вер, и иногда это может дойти даже до полномасштабной войны. И, тем не менее, следует уважать разнообразие религий, потому что люди имеют различные нравы и склонности, вкусы и интересы. Одна религия не может удовлетворить всех, поэтому надо принять их разнообразие.

Каждая религия полезна по-своему. Воображать, что должна быть одна религия на весь мир, бессмысленно. Даже при жизни самого Будды не каждый индиец принял буддизм. То же истинно и для других религий и их последователей. Поэтому я верю в гармонию религий, которая практична, осуществима и может дать положительные результаты. Я восхищаюсь благими делами последователей других вер. Это очень хороший способ находить друзей. У меня много хороших друзей – христиан, мусульман и индуистов. В этом контексте философские дискуссии и споры кажутся мне бессмысленными. Что хорошего в том, чтобы оспаривать теоретические положения веры других?

Вместо того, чтобы способствовать взаимному соперничеству и дискуссиям между религиозными людьми, я предлагаю учиться у других религий. Тибетские буддийские монахи могут взять пример с христиан, занятых социальными проблемами, многие из которых посвящают свои жизни бедным, угнетённым и нуждающимся. Например, в Калькутте живёт Мать Тереза. Многие христиане ухаживают за прокажёнными, совершенно не заботясь о собственной жизни. Есть ли хоть один тибетский монах, делающий это? Около тысячи лет назад великий тибетский учитель Дромтёнпа действительно осуществлял такой великий труд и лишился конечностей. В менее отдалённом прошлом Техор Кьорпён Ринпоче также ухаживал за страдающими проказой. Поэтому, вместо противостояния, мудрее и полезнее учиться друг у друга. Таким способом религиозные люди могут играть позитивную роль в установлении мира и гармонии в нашем мире.

Поскольку люди и их склонности различны, Будда преподавал множество философских воззрений. Смысл его учения в осуществлении блага живых существ, а, в конечном счёте – в приведении их к миру и просветлению. Учение Будды – это не догматика, требующая от всех последователей следования одной, определённой философской теории. Напротив, Будда предлагал объяснения различных уровней, подходившие различным типам интеллекта и склонностям его учеников. В результате в Индии возникли четыре большие философские школы. И даже в этих четырёх больших школах есть многочисленные малые.

Важно помнить, что всё, чему учил Будда, имело целью помощь живым существам и руководство на духовном пути. Его философские учения были не просто абстрактными рассуждениями, но частью методик и процессов уничтожения тревожащих эмоций. Действенность противоядий к различным тревожащим эмоциям можно оценить, исходя из своего собственного опыта. Для противодействия ненависти и гневу Будда учил развивать любовь и доброту. Сосредоточение внимания на отталкивающей стороне предмета служит для отхода привязанности к нему. Есть множество логических рассуждений, показывающих ошибочность внешней видимости истинного существования. Идея истинного существования является неведением, а мудрость осознания пустоты – прямо противодействующим ему фактором.

Из такого учения можно сделать вывод, что тревожащие эмоции – это только временные болезни ума, и их можно полностью искоренить. Когда ум свободен от оскверняющих факторов, потенциал его подлинной природы – ясности и осознавания – полностью раскрывается. С углублением понимания этого практикующий обретает способность оценить возможность достижения нирваны и состояния Будды. Это происходит как удивительное открытие.

Не нужно относиться к словам Будды как к чему-то сакральному, что не подлежит исследованию. Напротив, мы свободны в том, чтобы проверять и испытывать его наставления. Практикующий может почувствовать вкус учения Будды путём применения его на практике. Убеждённость и вера в учение достигаются в результате личного опыта. В этом, я думаю, буддизм уникален. В других религиях понятие "Бога" или "творца" рассматривается как абсолютное.

В буддийском контексте, есть две главные цели духовного пути: лучшее рождение и то, что называется определённым благом – освобождение от рождений и достижение полного просветления. Слушание подробного изложения методов осуществления этих целей очаровывает. Ради достижения лучшего рождения ученика не заставляют поклоняться Будде. Объясняется, что лучшее рождение достигается путём этической практики отказа от неблагих действий.

Для рождения процветающим, привлекательным и наслаждающимся долгой жизнью человеком есть особые наставления. Чтобы в будущем обрести благосостояние, в этой жизни надо практиковать щедрость. Тем, кто хочет иметь обаяние и привлекательную внешность, советуют практиковать терпимость и терпение. Для обретения долгой жизни рекомендуется не причинять вреда другим живым существам, но по возможности помогать им. Такие причины и следствия логично связываются друг с другом.

С должным уважением к другим религиям я считаю, что только буддизм учит своих последователей развивать веру и убеждённость на основе рассуждений и логики. В нём нет абсолютно никакого принуждения к вере, но высоко ценится рациональный подход. Будда утверждает, что лучшее рождение достигается путём совершения позитивных поступков и отказа от негативных – убийства, воровства и так далее, а вовсе не простым подношением тысячи масляных светильников Будде. Все удивительные результаты порождает не просто вера, но создание соответствующих причин.

Рассмотрим один пример. Чтобы обрести в будущем рождении красивую внешность, Будда советует практиковать терпение. Показания очевидны. Когда человек зол, его глаза наливаются краснотой, а лицо становится отталкивающим вне зависимости от того, приятное оно обычно или нет. Никто не хочет находиться рядом с тем, кто зол, тогда как если кто-то улыбается, он привлекателен, даже если это незнакомец.

Основы буддийского учения заключаются в соблюдении закона причины и следствия и практике четырёх благородных истин. Поэтому те, кто желает счастья, процветания и, в конечном счете, освобождения, должны держаться этих основ. Если мы хотим положительных результатов, мы должны заложить для них соответствующие причины. Желая улучшить своё финансовое положение, глупо держаться за наличные деньги и прятать их в чулке. Сами собой они не преумножаются, их надо во что-то вложить. Это значит, что поначалу нам придётся расстаться со своими деньгами. Так можно понять логику Будды, когда он говорит, что если мы хотим быть состоятельными в будущих жизнях, важно практиковать щедрость. Такие примеры показывают, что словам Будды можно доверять. То, чему он учил, исходя из своего опыта и знания, важно и полезно для каждого из нас.

6815517701164978.html
6815667021471874.html
6815799159111234.html
6815879539145553.html
6815985385657771.html