Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, доктор юридических наук, профессор диная судебная практика, основанная на строгом соблюдении закон


МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ


Судебная защита права собственности в Республике Беларусь


Виктор Каменков,

председатель Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, доктор юридических наук, профессор


диная судебная практика, основанная на строгом соблюдении законодательства, является одной из гарантий эффективной судебной защиты прав и законных интересов участников судопроизводства. Кроме того, формирование единой судебной практики является в определенной степени связующим звеном между хозяйственными судами, как правоприменительными органами, и субъектами хозяйствования, как потенциальными участниками судебного процесса.

Материалы судебной практики помогают понять представителю субъекта хозяйствования в суде, как могут применяться правовые нормы в том или ином случае, предположить возможный исход дела и определить наилучшую линию поведения в случае судебного разбирательства.

Полагаю, что в этой аудитории нет необходимости подробно освещать теоретические основы защиты гражданских прав, в том числе, права собственности. Однако без некоторых из них не обойтись.

В общем виде право на защиту является возможностью, представленной законодателем управомоченному лицу на применение мер правоохранительного характера для восстановления его нарушенного или оспариваемого права. Оно включает в себя не только возможность совершения этим лицом собственных правомерных действий, но и право требования определенного поведения от обязанного лица, выражающегося в мерах воздействия, применяемых к нарушителю прав компетентными государственными органами.

Такой подход закреплен и в нормах Гражданского кодексе Республики Беларусь (далее – ГК).

Согласно ст. 13 ГК допускается защита гражданских прав непосредственными действиями лица, права которого нарушаются, если такие действия не сопряжены с нарушением законодательства.

Защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав в соответствии с нормами ст. 10 ГК осуществляет суд, хозяйственный суд, третейский суд в соответствии с подведомственностью, установленной процессуальным законодательством, а в предусмотренных законодательством случаях – в соответствии с договором.

Законодательством или договором (если это не противоречит законодательству) может быть предусмотрено урегулирование спора между сторонами до обращения в суд. Предусмотрена также возможность защиты гражданских прав в административном порядке. Решение в таком случае может быть обжаловано в суд.

Необходимость эффективной защиты экономических прав субъектов хозяйствования является актуальной для всех государств, независимо от их типа, модели и уровня развития, правовой и экономической систем.

Обеспечение в государстве, в том числе и в Республике Беларусь, действенной защиты нарушенных или оспариваемых экономических прав субъектов хозяйствования способствует стабильности гражданского оборота, выступает для субъектов хозяйствования надежной гарантией нормального осуществления предпринимательской и иной хозяйственной деятельности и, в конечном итоге, является фундаментом для устойчивого функционирования и развития экономики в целом.

Не случайно норма о защите гражданских прав юридических и физических лиц присутствовала в ГК Республики Беларусь 1964 года, в условиях действия жесткой плановой экономики и фактически моногосударственной формы собственности. Эта норма, как указывалось выше, получила свое развитие и в ГК Республики Беларусь 1998 года в обстановке, когда в стране работает рыночная социальная экономика и реально существует частная форма собственности. Более того, эта норма является конституционной. И во всем действующем законодательстве Беларуси, регулирующем отношения между участниками хозяйственной, в т.ч. предпринимательской, деятельности, возможность защиты нарушенных прав признается законодателем одним из ключевых принципов.

Следует отметить и такое важное обстоятельство, что для защиты экономических прав активно используются все предусмотренные законом формы и способы, предпринимаются меры по совершенствованию форм и способов защиты.

Судебную защиту субъектов хозяйствования в Республике Беларусь осуществляют в рамках своей компетенции Конституционный Суд, система общих судов и специализированная система хозяйственных судов Республики Беларусь.

Судебная форма защиты экономических прав субъектов хозяйствования стала в последнее десятилетие в Беларуси преобладающей. Об этом свидетельствует такой объективный показатель как судебная статистика. Необходимо отметить устойчивый рост количества обращений субъектов хозяйствования в хозяйственные суды Республики Беларусь за защитой нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов. Только за последние пять лет количество обращений (и соответственно рассмотренных дел) выросло более чем в 3 раза (а за десять лет более чем в 4 раза) и в 2005 году составило почти 49 тысяч обращений.

Согласно ст. 2 Закона «О хозяйственных судах в Республике Беларусь» хозяйственные суды являются органами судебной власти, осуществляющими в соответствии с Конституцией Республики Беларусь в пределах своей компетенции правосудие в области хозяйственных (экономических) отношений в целях защиты прав и охраняемых законом интересов юридических и физических лиц, в том числе иностранных, а в случаях, установленных законодательными актами Республики Беларусь, и иных организаций, не являющихся юридическими лицами.

Порядок осуществления защиты в хозяйственных судах Республики Беларусь наряду с указанным Законом определяется Хозяйственным процессуальным кодексом Республики Беларусь (далее – ХПК).

Средствами (формами) судебной защиты у нас являются исковое заявление, заявление или жалоба. Основные способы защиты гражданских прав определены в ст. 11 ГК, согласно которой защита гражданских прав осуществляется путем:

1) признания права;

2) восстановления положения, существовавшего до нарушения права;

3) пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

4) признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, установления факта ничтожности сделки и применения последствий ее недействительности;

5) признания недействительным акта государственного органа или органа местного управления и самоуправления;

6) самозащиты права;

7) присуждения к исполнению обязанности в натуре;

8) возмещения убытков;

9) взыскания неустойки;

10) компенсации морального вреда;

11) прекращения или изменения правоотношения;

12) неприменения судом противоречащего законодательству акта государственного органа или органа местного управления и самоуправления;

13) иными способами, предусмотренными законодательством.

Обладатель нарушенного права может воспользоваться не любым, а вполне конкретным способом защиты своего права. Зачастую способы защиты нарушенного права прямо определены законом, регламентирующим конкретное гражданское правоотношение.

Можно констатировать, что в праве Республики Беларусь институт собственности получил надлежащее закрепление. Основные его положения содержатся в Конституции Республики Беларусь, а также, как и в других государствах с континентальной системой права, в ГК. Отдельные положения сформулированы и в специализированных законах: Кодексе о земле; Инвестиционном кодексе; Воздушном кодексе; Кодексе торгового мореплавания; Лесном кодексе; Кодексе о браке и семье; Жилищном кодексе; Банковском кодексе; Кодексе о недрах; Законе «Об объектах, находящихся только в собственности государства», Законе «О разгосударствлении и приватизации государственной собственности»; Законе «О государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним» и др.

Согласно Конституции Республики Беларусь (ст. 13) собственность может быть государственной и частной. Государство предоставляет всем равные права для осуществления хозяйственной и иной деятельности, кроме запрещенной законом, и гарантирует равную защиту и равные условия для развития всех форм собственности.

В соответствии с нормами ГК (ст. 214) в собственности граждан и юридических лиц может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может находиться в собственности граждан или юридических лиц. Это, например, недра, воды, леса, земли сельскохозяйственного назначения и др.

Под гражданско-правовой защитой права собственности и иных вещных прав понимается совокупность предусмотренных гражданским законодательством средств, применяемых в связи с совершенными против этих прав нарушениями и направленных на восстановление или защиту имущественных интересов их обладателей.

При этом, нормами ст. 213 ГК установлено, что права всех собственников защищаются равным образом.

Названные средства, как известно, можно разделить на:

1. вещно-правовые средства защиты права собственности, характеризующиеся тем, что они направлены непосредственно на защиту права собственности как абсолютного субъективного права, не связаны с какими-либо конкретными обязательствами и имеют целью либо восстановить владение, пользование и распоряжение собственника принадлежащей ему вещью, либо устранить препятствия или сомнения в осуществлении этих правомочий.

2. обязательственно-правовые средства защиты. К ним отно­сятся, например, иск о возмещении причиненного собственнику вреда, иск о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, иск о возврате вещей, предоставленных в пользование по договору и т.д. Для всех них характерно то, что составляющее их притязание вытекает не из права собственности как такового, а осно­вывается на других правовых институтах и соответствующих этим институтам субъективных правах.

Соответственно к первой группе (вещно-правовым искам) относятся иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения (статья 282 ГК) – это так называемые виндикационные иски, в том числе иски об истребовании имущества от добросовестного приобретателя (статья 283 ГК).

Из общих правил истребования имущества из чужого владения установлено исключение (п. 3 статьи 283 ГК), согласно которому деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

Следует отметить, что хозяйственными судами Беларуси не обобщалась практика в отношении виндикационных исков, в связи с тем, что таких исков в чистом виде поступает в хозяйственные суды незначительное количество. Вместе с тем наработана определенная практика хозяйственных судов по категориям дел, в результате разрешения которых может возникнуть право на предъявление виндикационного иска.

Например, возможность подачи такого иска при недействительных сделках закреплена в Постановлении Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь (от 28 октября 2005 г. № 26) «О некоторых вопросах применения хозяйственными судами законодательства, регулирующего недействительность сделок» (далее – Постановление № 26).

Согласно п. 11 Постановления № 26 «Если сторона в сделке, которая приобрела имущество по недействительной сделке, произвела его отчуждение по возмездному договору добросовестному приобретателю, истребование имущества от добросовестного приобретателя допускается только при наличии определенных законом оснований, в том числе, когда имущество выбыло из владения собственника или владельца помимо их воли. К выбывшему помимо воли относится имущество по недействительным сделкам, совершенным, в четности, под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или вследствие стечения тяжелых обстоятельств (ст. 180 ГК), гражданином, признанным недееспособным (ст. 172 ГК), а также не способным понимать значение своих действий и руководить ими (ст. 177 ГК).

По указанным основаниям, имущество может быть истребовано у добросовестного приобретателя, не являющегося стороной в недействительной сделке, путем предъявления виндикационного иска, который может быть рассмотрен в одном исковом производстве с требованиями о недействительности сделки с этим же имуществом.

В случае удовлетворения виндикационного иска хозяйственный суд должен решить вопрос о возмещении добросовестному приобретателю понесенных им расходов по приобретению имущества за счет стороны, которой уплачено или с которой причитается по недействительной сделке. Если расходы добросовестного приобретателя превышают сумму понесенных им расходов, то разница взыскивается со стороны, виновной в совершении недействительной сделки».

В хозяйственных судах Беларуси с целью защиты права собственности достаточно часто применяется такой способ защиты экономических прав и законных интересов субъектов хозяйствования, как освобождение имущества от ареста (исключение из акта описи). Порядок рассмотрения споров данной категории регламентирован в Постановлении Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь (от 28 октября 2005 г. № 25) «О практике рассмотрения хозяйственными судами дел об освобождении имущества от ареста (исключении из акта описи)» (далее – постановление № 25).

Споры об освобождении имущества от ареста или исключении из акта описи рассматриваются хозяйственными судами Республики Беларусь по правилам искового производства независимо от оснований ареста, предусмотренных законодательством, а также органов и должностных лиц, наложивших арест на имущество.

При этом последовавшая реализация арестованного и изъятого имущества не является основанием для отказа в принятии искового заявления об освобождении имущества от ареста.

Истцами по таким делам могут быть собственники арестованного имущества, правомерные их владельцы, залогодержатель и иные лица, чьи права затронуты совершением исполнительных действий.

Ответчиками по этим делам являются должник, у которого произведен арест имущества, и те юридические лица или индивидуальные предприниматели, в интересах которых наложен арест на имущество. А если арест на имущество наложен в интересах государства, то наряду с должником ответчиком также будет государственный орган, производивший арест имущества, или иной уполномоченный орган, на который в соответствии с законодательством возложена обязанность по реализации арестованного имущества или по управлению им. В случае передачи имущества безвозмездно юридическому лицу или государству соответственно это лицо или орган, производивший арест имущества, наряду с должником привлекаются в качестве ответчиков.

В случае, если арестованное имущество уже реализовано, иск предъявляется также к тем лицам, у которых оно находится.

Также к вещно-правовым искам относится иск об устранении нарушений, не соединенных с лишением владения (статья 285 ГК), так называемый негаторный иск.

Наконец, иск о признании права собственности.

Высшим Хозяйственным Судом Беларуси проведен анализ судебных дел, связанных с признанием права собственности на объекты недвижимости. В этой части следует отдельно отметить возможность предъявления иска о праве собственности к третьему лицу, не связанному обязательственными отношениями с истцом.

Могу привести следующий пример судебной практики:

^ Покупатель предъявил иск к регистрирующему органу и продавцу о признании права собственности на приобретенное по договору купли-продажы здание.

Суд установил, что здание, находившееся у продавца в оперативном управлении, продано с согласия собственника (исполнительного комитета), обязательство покупателя по оплате выполнено, с момента ввода в эксплуатацию и до его продажи здание состояло на балансе продавца, для обслуживания здания покупателю по договору аренды передан земельный участок. На основании этого суд пришел к выводу, что договор купли-продажи здания не противоречит действующему законодательству. Действовавшее на момент ввода спорного здания в эксплуатацию (1985) законодательство не требовало регистрации созданного объекта недвижимости, и возникновение права собственности на созданный объект не зависело от такой регистрации.

Учитывая обстоятельства, суд пришел к выводу, что несмотря на отсутствие регистрации права собственности на здание за продавцом, последний на момент продажи являлся законным его сособственником. Суд иск удовлетворил.

Согласно ст. 41 ХПК к компетенции хозяйственных судов отнесены споры о признании права, в том числе права собственности; об истребовании собственником или иным законным владельцем имущества из чужого незаконного владения; о нарушении права собственника или иного законного владельца, не связанные с лишением владения, а также споры о договорных разногласиях; вытекающие из неисполнения договорных обязательства; возмещении убытков; иные споры, отнесенные к компетенции хозяйственных судов законодательными актами.

В отношении исков о признании права собственности в ходе проведения анализа выявлено, что значительное количество исков поступает в хозяйственные суды именно с таким названием. Однако в большинстве из них требование имущества основано на других правовых институтах и вытекает из иных прав, а не из права собственности, как такового. В практике хозяйственных судов – это чаще всего договора купли-продажи, право совместной собственности, аренда и т д.

В этом случае применяются обязательственно-правовые средства защиты.

Следует сказать, что практика хозяйственных судов идет по пути отделения вещно-правовых оснований защиты от обязательственно-правовых.

Таким образом, получается, что если истец обращается с негаторным или виндикационным иском, однако его требование возникло не из права собственности, а основано на иных правовых институтах, то этот вопрос исследуется судом с учетом этих правовых норм.

Например, сор вытекает из арендных правоотношений, следовательно, права собственника защищаются нормами договорного права, а не нормами о праве собственности.

Кассационная коллегия Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь рассмотрела кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «О» на решение хозяйственного суда Гомельской области (от 31.01.2005 г.) и постановление апелляционной инстанции этого же суда (от 03.10.2005 г. по делу N 396-11) по иску общества с ограниченной ответственностью «О» к учебно-спортивному частному унитарному предприятию «Г» об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Из материалов дела установлено, что истцом заявлен иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения на основании ст. 282 ГК. Между сторонами был заключен договор аренды, в соответствии с которым истцу были переданы помещения, которые он и занимал до расторжения договора. Истцом в арендованном помещении производилась перепланировка без согласия ответчика. При освобождении помещения после расторжения договора аренды данное имущество как отделимое улучшение осталось у ответчика, который его не возвратил.

В соответствии со ст. 282 ГК собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Из смысла данной нормы вытекает, что собственник может истребовать свое имущество из чужого незаконного владения, если оно вышло из его владения помимо его воли.

В соответствии с данной нормой собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения, если между собственником и лицом, к которому предъявлено требование отсутствуют какие-либо обязательственные правоотношения по поводу этого имущества.

В соответствии с п. 1 ст. 594 ГК произведенные арендатором отделимые улучшения арендованного имущества являются его собственностью, если иное не предусмотрено договором аренды.

Апелляционная инстанция правильно указала, что исследование вопроса о том, являются ли отделимые улучшения собственностью арендатора (истца) должны определяться при рассмотрении иска с учетом условий Договора аренды и законодательства, регулирующего арендные правоотношения.

^ Кроме того, было установлено, что в деле недостаточно фактических доказательств, подтверждающих нахождение в арендованных помещениях указанного имущества.

При таких обстоятельствах доводы кассационной жалобы суд счел необоснованными.

Иными словами, обязательственно-правовые средства также эффективно охраняют право собственности. В ряде случаев, например, когда вещь погибла, а значит, и прекратилось право собственности на нее, указанные средства направлены уже не на защиту права собственности, а на защиту имущественных интересов собственника.

Поэтому и вопрос о выделении исков о признании права собственности в отдельную категорию также спорен.

Наконец, в особую группу можно выделить те гражданско-правовые средства, которые направлены на защиту интересов собственника при прекращении права собственности по основаниям, предусмотренным в законе. К ним, в частности, относятся гарантии, установленные государством на случай обращения в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц (национализация – ст. 245 ГК). Обращение имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, в государственную собственность путем его национализации допускается только на основании принятого в соответствии с Конституцией закона о порядке и условиях национализации этого имущества и со своевременной и полной компенсацией лицу, имущество которого национализировано, стоимости этого имущества и других убытков, причиняемых его изъятием. В качестве лица, обязанного возместить убытки, выступает государство, а споры о возмещении убытков разрешаются судом.

Обязательная выплата стоимости имущества предусматривается законом также при его изъятии в интересах общества по решению государственных органов в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизэотии и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер (реквизиция – ст. 243 ГК); при изъятии у собственника путем выкупа государством или продажи с публичных торгов бесхозяйственно содержимым культурным ценностей – ст. 241 ГК; при изъятии участка для государственных нужд либо ввиду ненадлежащего использования земли, когда такое изъятие невозможно без прекращения права собственности на здания, сооружения или другое недвижимое имущество, находящееся на данном участке, и в некоторых других случаях. Защита интересов собственников в ука­занных случаях осуществляется согласно основанию возникновения и прекращения права собственности.

Отдельно следует выделить в праве Республики Беларусь целый комплекс законодательных актов, регулирующих вопросы защиты интеллектуальной собственности.

Весьма распространенной и эффективной является судебная защита права собственности по делам, вытекающим из административно-правовых отношений. Только по делам о признании недействительными актов государственных и иных органов (налоговые инспекции, таможенные органы, другие министерства и ведомства) требования заявителей хозяйственными судами Беларуси ежегодно удовлетворяются в 50 – 60 процентов случаев.

Также отдельно хотелось бы сказать о сложившемся в Республике Беларусь институте банкротства, нормы которого направлены на защиту прав собственности. Так, Закон об экономической несостоятельности и банкротстве и Указ Президента Республики Беларусь № 508 от 12 ноября 2003 г. «О некоторых вопросах экономической несостоятельности (банкротства)» устанавливают определенные, достаточно строгие требования к условиям, при которых возможно возбуждение дела о банкротстве в суде. Таким образом, отсекается возможность преднамеренного разорения предприятия, ложного банкротства и т. д. Этот факт, полагаю, также позволяет осуществлять защиту права собственности в рамках рыночной экономики и возрастающей конкуренции.

В заключение позвольте констатировать факт, что роль судебной практики в деле защиты права собственности в современных условиях значительно возрастает. И Республика Беларусь не является исключением. Судьи становятся не простыми правоприменителями, но и сотворцами права, поскольку они участвуют в создании и формировании права вообще и гражданского права, в частности.

Поэтому очень важно осуществлять обмен сложившимся практическим опытом. Такой обмен, в конечном счете, позволяет избегать ненужных ошибок и неверных решений.
6811960994947280.html
6812116010446902.html
6812193385569356.html
6812270038537401.html
6812407204451550.html