Гендерная фразеология аварского языка в сопоставлении с английской



На правах рукописи


Мисиева Луиза Ахмедовна


Гендерная фразеология аварского языка

в сопоставлении с английской


Специальности
10.02.02 – Языки Российской Федерации (кавказские языки)

10.02.20 - сравнительно-историческое,

типологическое и сопоставительное языкознание


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Москва - 2009


Работа выполнена в Институте языка, литературы и искусства им. Г.Цадасы
Дагестанского научного центра Российской академии наук


Научный руководитель   доктор филологических наук,

профессор Борис Махачевич Атаев


^ Научный консультант   кандидат филологических наук,

доцент Зарета Мамайхановна Агларова


Официальные оппоненты   доктор филологических наук,

профессор Солмаз Рамазановна Мерданова


  кандидат филологических наук,

доцент^ Хайбула Сулейманович Вакило��


Ведущая организация   Дагестанский государственный

педагогический университет

Защита диссертации состоится « » на заседании диссертационного совета Д 002.006.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук при Учреждении Российской академии наук Институте языкознания РАН по адресу 125009, г. Москва, Б. Кисловский пер., 1, стр. 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института языкознания РАН


Автореферат разослан « » 2009 г.


Учёный секретарь

диссертационного совета

Доктор филол. наук П.П.Дамбуева

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Объектом исследования диссертации являются фразеологические единицы, характеризующие лиц мужского и женского пола, в аварском и английском языках в сопоставительном плане.

^ Актуальность темы исследования объясняется, прежде всего, тем, что в сопоставительном плане гендерные фразеологические единицы аварского и английского языков до сих пор специально не рассматривались. Часть гендерных фразеологических единиц в связи с этим в научный оборот вводится впервые, и здесь фразеологический материал сопоставляемых языков рассматривается с позиций как собственно лингвистики, так и лингвокультурологии.

Фразеологизмы, ориентированные на человека, в том числе по признаку биологического пола и его социально-культурного компонента, являются интересным материалом для таких наук, как лингвистика, социолингвистика, этнолингвистика и лингвокультурология, в связи с чем, как сам материал диссертационного исследования, так и полученные результаты являются актуальными для пограничных с лингвистикой наук.

^ Степень изученности темы. Гендерные фразеологические единицы аварского языка специально не исследовались ни в самом аварском языке, ни в сопоставлении с другими языками, они не были предметом специального монографического исследования. Комплексный анализ гендерных фразеологических единиц аварского языка в сопоставлении с английским, учитывающий собственно лингвистические, лингвокультурологические и когнитивные основы анализа, также проводится впервые.

^ Основной целью диссертационного исследования является сопоставительное исследование гендерных фразеологических единиц аварского языка в сопоставлении с английским.

^ Конкретные задачи диссертации определяются данной целью и сводятся к следующему:

  1. семантическая классификация гендерных фразеологических единиц в аварском и английском языках;

  2. выявление и описание особенностей лексической поддержки фразеологических образов, связанных с характеристикой лиц мужского и женского пола, в аварском и английском языках;

  3. структурно-грамматическая характеристика гендерных фразеологических единиц в сопоставляемых языках;

  4. анализ общих и различительных структурно-грамматических признаков гендерных фразеологических единиц;

  5. описание национально-культурных компонентов гендерной фразеологии в аварском и английском языках.

^ Материалом для исследования послужили гендерные фразеологические единицы, выбранные из Англо-русского фразеологического словаря (составители: В.Д. Аракин, З.С. Выгодская, Н.Н. Ильина) 1954 года издания, Англо-русского фразеологического словаря А.В. Кунина [1955], Большого англо-русского словаря О.С. Ахмановой [1969], Большого англо-русского словаря под ред. И. Гальперина [1967], Краткого русско-английского фразеологического словаря Гуревич, Дозорец [1988], Англо-русского словаря [В.К. Миллер 1953], Фразеологического словаря аварского языка М.М. Магомедханова [1980] Аварско-русского фразеологического словаря М.М. Магомедханова [1993], Аварско-русского словаря Л.И. Жиркова [1936], Большого Русско-аварского словаря под ред. С.З. Алиханова [2003], Аварско-русского словаря М.-С. Саидова [1967], сборника аварских пословиц и поговорок [Алиханов 1972], из научных работ, посвященных фразеологии аварского языка (см. библиографию) и т.д. Всего в качестве источников сбора материала использовано около 20 различных словарей.

^ Основные методы исследования. Поскольку в диссертации гендерные фразеологические единицы сопоставляемых языков рассматриваются в лингвистическом, лингвокультурологическом и этнолингвистическом аспектах, поэтому здесь применяется комплексная методика исследования.

В соответствии с поставленной целью работы и конкретными задачами исследования в диссертационной работе использованы следующие основные методы: описательный, сопоставительный, метод компонентного и когнитивного анализа единиц языка, приемы и методика концептуального анализа.

^ Научная новизна исследования заключается в том, что гендерная фразеология аварского языка в сопоставлении с английским специально рассматривается впервые. В связи с этим часть фразеологических единиц аварского языка в плане поставленных в диссертации задач вводится в научный оборот также впервые. Полученные результаты в связи с этим являются новыми и имеющими научно-практическое значение.

Гендерная фразеология сопоставляемых языков представляет интерес не только в собственно лингвистическом, но и этнолингвистическом и в лингвокультурологическом аспектах, следовательно, характеризуемые в сопоставительном плане фразеологические единицы дают новую информацию об особенностях мировосприятия, психо-эмоционального и интеллектуального освоения окружающего мира носителями исследуемых языков.

Полученные в диссертации результаты, на наш взгляд, могут служить определенным вкладом в решение проблемы отражения образа человека по признаку биологического пола в языке и культуре.

^ Теоретическое значение результатов диссертационного исследования. Результаты исследования имеют теоретическое значение в разных аспектах и для разных пограничных с лингвистикой наук – этнолингвистики, лингвокультурологии, этнопсихологии. Они могут быть использованы при описании гендерной лексики и фразеологии других дагестанских языков для решения проблем общедагестанской фразеологии, этнической культуры и ментальности.

Кроме того, материал и результаты диссертационного исследования дают представление об национально-специфических особенностях отражения образов мужчины и женщины во фразеологических и паремиологических единицах таких разносистемных языков, как аварский и английский.

^ Практическая значимость результатов исследования. Материал и результаты диссертационного исследования могут быть использованы в практике преподавания общих курсов фразеологии аварского языка, общей и дагестанской фразеологии, в специальных курсах по сопоставительной фразеологии, лингвокультурологии, этнолингвистики и межкультурной коммуникации, при преподавании страноведческих дисциплин и т.д.

^ Положения, выносимые на защиту:

1. Гендерные фразеологические образы аварского и английского языков имеют как общечеловеческий, так и этнокультурный характер.

2. Семантическая классификация гендерных фразеологических единиц аварского и английского языков дает основание выделить как семантически тождественные группы, так и гендерные фразеологические единицы, фразеологические образы которых имеют этнокультурный характер.

Обобщенную картину семантической характеристики гендерных фразеологических единиц аварского языка в сопоставлении с английским можно представить в виде трех групп: а) фразеологические единицы, отражающие образ мужчин, б) фразеологические единицы, отражающие образ женщин, в) фразеологические единицы, характеризующие и женщин, и мужчин.

3. Ряд фразеологических единиц аварского и английского языков построен на так называемом «семантическом конфликте» фразеологического образа в целом и значений составляющих компонентов или же на семантической несовместимости составляющих компонентов внутри фразеологической единицы.

4. Фразеологические образы в сопоставляемых языках, связанные с характеристикой лиц мужского и женского пола, находят лексическую поддержку. В характеризуемых фразеологических единицах используются слова как одинаковых, так и разных лексико-грамматических групп.

5. Компонентный (лексический) состав характеризуемых фразеологических единиц, с одной стороны, влияет на формирование как общечеловеческих, так и национально-специфических фразеологических образов, с другой же стороны, во фразеологизмах, построенных по принципу семантического алогизма, лексический состав входит в своего рода «конфликт» с создаваемыми фразеологическими образами.

6. Имеют место как совпадающие, так и специфические для каждого из сопоставляемых языков структурно-грамматические модели характеризуемых гендерных фразеологических единиц аварского и английского языков. Специфические структурно-грамматические особенности в этом плане объясняются разными причинами – наличием-отсутствием в одном из языков тех или иных частей речи, грамматических форм и категорий; разным словопорядком, характерным для исследуемых языков, разными функциональными возможностями грамматических форм и т.д.

7. Национально-культурные компоненты гендерных ФЕ аварского и английского языков создаются разными факторами (степень участия этих факторов различна как в сопоставляемых языках в отдельности, так и в семантических группах характеризуемых гендерных фразеологических единиц):

а) использованием в составе ФЕ наименований национально-культурных реалий,

б) употреблением национально-конфессиональных имен собственных,

в) различными топонимическими названиями,

г) историческими событиями или конкретными жизненными ситуациями, в которых участвовали лица мужского или женского пола,

д) национально-специфическими символами, стереотипами, эталонами,

е) различиями в социально-общественных отношениях,

ж) употреблением различиями в социально-общественных отношениях, эталонами, в котрых участвовали лица мужского или женского пола, имен тех или иных семантических групп (названий различных тканей, предметов одежды, металлов, объектов флоры и фауны и т.д., используемых для создания внешнего и внутреннего образа лиц мужского или женского пола),

з) наименованиями обрядовых особенностей носителей языков, их обычаев и традиций,

и) различными литературными или фольклорными источниками и т.д.

^ Апробация работы. Диссертационная работа обсуждена и рекомендована к защите отделом грамматических исследований Института ЯЛИ ДНЦ РАН. Основные положения диссертации докладывались на Международных научных конференциях «Языки народов мира и Российской Федерации» (Махачкала, 2006-2008 гг.), «Кавказские языки: генетические, типологические и ареальные связи» (Махачкала, 2008), на итоговых научно-теоретических конференциях аспирантов и преподавателей Дагестанского государственного университета (2006-008гг.). Содержание диссертации отражено в 9 публикациях автора по теме исследования, в том числе, в реферируемом журнале по списку ВАК.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списков использованных работ, условных сокращений и приложения.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается выбор темы диссертации, определяются объект, цель, задачи исследования, раскрывается теоретическая и практическая значимость работы, определяется степень изученности темы и научная новизна проведенного исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, описываются используемые в диссертации приемы и методы исследования.

^ Первая глава «Лексико-семантическая характеристика гендерных фразеологических единиц в аварском и английском языках» посвящена лексико-семантической характеристике гендерных фразеологических единиц в аварском и английском языках. Здесь, с одной стороны, дается тематико-идеографическая классификация гендерных фразеологических единиц аварского и английского языков с целью выявления семантически общих и национально-специфических фразеологизмов, с другой же стороны, поставлен вопрос о роли лексического состава в сопоставляемых языках при формировании различных фразеологических образов.

Данная глава состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Семантическая классификация гендерных фразеологических единиц в аварском и английском языках» сделана попытка лексико-семантической характеристики гендерных фразеологических единиц аварского и английского языков, что позволяет решить ряд задач, имеющих отношение к лексико-семантической и культурологической характеристике исследуемых фразеологических единиц сопоставляемых языков.

Материал исследования показал, что при семантической классификации могут быть выделены три группы фразеологических единиц: 1) ФЕ, характеризующие лиц мужского пола; 2) ФЕ, характеризующие лиц женского пола; 3) ФЕ, характеризующие лиц мужского и женского пола, но преимущественно употребляемые для характеристики лиц одного из обозначаемых полов.

Дальнейший анализ рассматриваемых в диссертации фразеологических единиц аварского и английского языков проводится в рамках указанных групп.

В первой группе можно выделить те качества, признаки и свойства, которые в сознании носителей рассматриваемых языков являются наиболее существенными и формирующими мужской характер, поступки и поведение лиц мужского пола, их внешние и внутренние качества: 1) признаки смелости, храбрости, решительности, которые формируют образ стойкого, отважного человека, достаточно ярко противопоставляемого как по фразеологическому образу, так и на коннотативном уровне трусливому мужчине (трусость выступает в качестве достаточно осуждаемого негативного признака): а) обозначение смелости: в авар.: бацI гIадав «бесстрашный, ловкий» (букв. «подобный волку»); в англ.: fighting cock «забияка», «драчливый человек» (букв. «боевой петух»); б) обозначение трусости: в авар.: гIанкIил ракI «трусливый» (букв. «зайца сердце »); в англ.: (as) timid as a hare «трусливый/робкий как заяц».

При всех лексических расхождениях аварских и английских фразеологических единиц с характеризуемыми значениями мы можем отметить и типологические параллели, общности, схождения.

Так, в обоих языках твердость, прочность характера, воли передается компаративными фразеологическими единицами с компонентом скала: кьуру гIадин къвакIарав «твердый как скала», (as) firm as a rock «твердый, прочный как скала, не поддающийся уговорам», что говорит об одинаковых ассоциациях, положенных в основу фразеологических образов в языках различных систем; признак надежности: къо борхулев «мужественный человек, на которого можно положиться» (букв. «трудности/испытания поднимающий человек»); интеллектуальные способности: в авар.: гъваридав чи «умный, глубокий человек» (букв. «глубокий человек»); в англ.: clever dog «умница, ловкий малый» (букв. «умная собака»); ФЕ, обозначающие внешние признаки лиц мужского пола. В аварском. цIа гIадал берал букв. «подобные огню глаза»; в английском.: bald as a coot «совершенно лысый», «голый как колено» (букв. «лысый как птица-лысуха»).

В обоих языках внешние качества обозначаются путем сравнения с объектами растительного или животного мира, а также с конкретными предметами, являющимися носителями тех или иных признаков, ассоциативно приписываемых и лицам мужского или женского пола; ФЕ, декларирующие знатность, социальное положение мужчин. В английском: a man of rank- человек высокого звания; в аварском: пачалихъазул бутIрул «предводители, чиновники», (букв. «голова государства»); ФЕ, обозначающие родственные отношения. В английском: prodigal son –блудный сын; в авар.: бестIал вац «сводный брат»; ФЕ, номинирующие «социальную деятельность» мужчин. В английском: a back room boy –специалист; в аварском: кверда пиша, махщел бугев «умелец, ремесленник, специалист» (букв. «на руке специальность имеющий»); ФЕ, обозначающие преступные наклонности мужчин. В английском: a broken man – разбойник; в аварском: кIал бегIерал гIункIкIал «воры» (букв. «с острым ртом мыши»).

Ко второй группе относятся ФЕ, характеризующие лиц женского пола в аварском и английском языках. В данной группе выделяются такие качества, как: ФЕ со значением «красивая»: в аварском: бадиса бакъ баккарай «очень красивая» (букв. «из глаз [которой] солнце светит»); в английском: (as) red as a cherry «кровь с молоком», «с румянцем во всю щеку» (букв. «красная как вишня»); ФЕ, отражающие умственные способности женщин: в англ.: a woman’s reason “женская логика” (букв. «женское решение); в авар. бетIер гьечIей «глупая» (букв. «головы не имеющая»); ФЕ, обозначающие черты характера женщин: в английском: as great a pity to see a woman weeps as to see a goose goes barefoot «любит плакать баба» (букв. «большая жалость увидеть как женщина плачет, все равно, что увидеть гуся идущего босиком»); в аварском: магIу тIезе «плакать» (букв. «проливать слезы»); ФЕ, отражающие возраст женщин: в английском: an old girl «старуха» (букв. «старая девушка»); в аварском: малъ гIанасей жо «совсем еще юная девочка-подросток, на которой не лежит большая ответственность; ФЕ, выражающие социальную деятельность женщин, поведение в обществе: в английском: a girl about the town «проститутка» (букв. «девочка по городу»); в аварском: къватIал тирулей «легкого поведения» (букв. «ходящая по улицам»).

В отдельных фразеологических единицах утверждается равновесие социальной деятельности мужчин и женщин –a man/a woman of letters «научный работник, писатель» (букв. «мужчина/ женщина писем»).

Во втором параграфе «^ Лексическая поддержка фразеологических образов, связанных с характеристикой лиц мужского и женского пола, в аварском и английском языках»- рассматриваются особенности лексической поддержки фразеологических образов в гендерном плане, исходя из принадлежности того или иного лексического компонента характеризуемой фразеологической единицы к конкретной лексико-семантической группе.

1) В первую группу можно выделить гендерные ФЕ, в состав которых входят названия частей тела человека или волосяного покрова: в аварском: керен кьезе «кормить грудью» (букв. «грудь давать; в английском: blue-eyed boy «любимец, любимчик» (букв. «голубоглазый мальчик»); названия животных. Довольно часто такие ФЕ имеют компаративный характер. В аварском: микки гIадай яс «изящная, красивая девушка» (букв. голубю «подобная девушка; в английском: as fierce as a tiger «свирепый как тигр»; названия объектов растительного мира (в большей степени характерно для фразеологических единиц, характеризующих лиц женского пола, их внешний облик): в аварском: тIегь гIадай «красивая, привлекательная» (букв. «цветку подобная»); в английском: (as) red as a rose «кровь с молоком» (букв. «красная как роза»); Названия металлов и предметов оружия обычно употребляются при характеристике лиц мужского пола. В аварском: чарамул ракI «смелый, храбрый» (букв. «стали сердце»); качество надежности человека в аварском языке в большей степени подчеркивается в лицах мужского пола с использованием образа столба-опоры потолка в старинных домах: рукъ ккураб хIуби гIадав «о надежном человеке, на которого можно положиться» (букв. «как столб, который держит дом»); 6) Во фразеологических единицах гендерного характера используются наименования лиц обоего пола, хотя в аварском языке принадлежность характеризуемого лица к тому или иному полу может быть выражена при помощи соответствующих классных показателей.: квер гIатIида-в чи «о щедром человеке» (букв. «человек с широкой рукой»), бер гIорцIуларе-в чи «о жадном, ненасытном человеке» (букв. «человек с ненасытными глазами»). В английском языке аналогично в составе фразеологических единиц употребляется слово a man «мужчина» в значении «человек»: a man in the street «заурядный, рядовой человек, человек с улицы». Во многих фразеологических единицах при обозначении распутного образа жизни женщины слова, обозначающие лиц женского пола (lady, woman, girl, whore), сопровождаются определительными компонентами: fancy, scarlet, strange, of easy virtue, of the town, of pleasure). Такие же уточняющие компоненты употребляются и при названиях лиц мужского пола или при переносном обозначении лиц мужского пола: young feeler, sad dog, clean liver, loose liver, a son of shame.

Употребление имен собственных: в аварском: Камалил Башир «красавец, нарцисс»; в английском: simple Simon «простак: по имени действующего лица в стихах для детей» (букв. «простой Симон»); Употребление названий материалов, тканей, предметов одежды более характерно для фразеологических единиц, связанных с характеристикой лиц женского пола: дарайдул горде гIадай «красивая как шелковое платье»; Ряд фразеологических единиц называет признаки, свойства, поступки, характеризующие исключительно лиц мужского пола, соответственно чему в их составе употребляются лексические единицы (слова разных частей речи), связанные с образом мужчин с положительной или негативной коннотацией (например, характерно употребление слов гьекъезе «пить», шиша «бутылка», пьянствовать», гьужум «атака, наступление», бугъалъи «бугайство», бугъа «бугай» чу «лошадь», яхI «мужская часть, достоинство», хъизан «жена», хъалиян «папироса» и т.д.): сахIил гьекъел «большая попойка» (сахI «деревянная мерка»); Названия небесных светил в основном используются для характеристики внешнего облика лиц женского пола: сардилъ моцI гIадай «красивая, луноподобная» (букв. «как луна ночью»); Метонимическое (и образное) или метафорическое употребление слов в составе характеризуемых фразеологических единиц для характеристики лица того или иного биологического пола или их действий: кеп хазе «веселиться, получать удовольствие» (о мужчинах, букв. «удовольствие зачесывать/собрать»); В лексико-грамматическом плане в обоих сопоставляемых языках интересны отдельные случаи взаимодействия во фразеологических единицах слов разных гендерных характеристик.

Так, в аварском языке представлена фразеологическая единица цIуя-в жо с негативной семантикой «трус, баба», где в формировании указанного фразеологического образа принимают участие, с одной стороны, адъектив цIуя-в «имеющее отношение к лицу женского пола, женский, женственный», а с другой стороны, реализация смысла «относящийся к лицу мужского пола» обеспечивается показателем мужского класса в составе указанного прилагательного.

В этом же аспекте интересен фразеологический образ английского языка old woman «робкий, суетливый человек», «старая баба» (о мужчине). Сопоставление приведенных фразеологических образов показывает, что в обоих языках трусость мужчины и негативное отношение к этому недостойному для мужчины качеству подчеркивается путем сравнения с женщиной; В ряде фразеологических единиц аварского и английского языков значение возраста характеризуемого лица пересекается с его гендерной характеристикой, поэтому, естественно, здесь употребляются слова (часто – прилагательные), указывающие на возраст: в аварском: малъгIанасей жо «маленькая девочка, у которой не может быть ответственности» (букв. «с ноготь (размером) девочка»); в английском: little fellow «малыш, ребенок»; В ряде фразеологических единиц аварского языка употребляются существительные отвлеченной семантики: бетIерлъи «руководство, верховенство» (ср. бетIерлъи гьабизе «верховодить, руководить»), бугъалъи «упрямство, «быкование» (ср. бугъалъи гьабизе) и др.

В обоих сопоставляемых языках формирование фразеологических образов, связанных с лицами определенного пола, происходит с конкретной опорой на лексико-грамматический состав исследуемых фразеологических единиц, на лексические значения (как прямые, так и переносные) компонентов, образующих гендерные ФЕ в обоих сопоставляемых языках.

При этом следует отметить, что лексические компоненты гендерных фразеологических единиц могут быть как типологически общими для языков различных систем, так и национально-культурными, что подтверждается и фразеологическим материалом данного диссертационного исследования.

^ Вторая глава «Структурно-грамматическая характеристика гендерных фразеологических единиц в аварском и английском языках» посвящена сопоставительному анализу структурно-грамматических моделей характеризуемых фразеологизмов, где определяются и описываются причины несовпадения моделей фразеологизмов и форм их составляющих компонентов.

В первом параграфе содержатся сведения о структурно-грамматической характеристике гендерных фразеологических единиц аварского языка.

Прежде всего, следует иметь в виду гендерные ФЕ, ориентированные на человека, в том числе и, прежде всего, на человека определенного пола. Такие ФЕ, качественно характеризуют человека, поэтому часть этих фразеологических единиц, как в аварском, так и в английском языках имеет компаративный характер.

В современном аварском литературном языке в таких компаративных фразеологических единицах употребляются сравнительные союзы или слова с уподобительным значением: гIадин «как», гIадиинав «подобный, такой, как», гIадинай «подобная, такая, как»- бахIарай гIадин «стеснительно, нерешительно» (букв. «как невеста»), махх гIадинав «крепкий как железо»; ФЕ, построенные по модели «прилагательное + существительное»: хъахIаб чу «белая лошадь» (водка, спиртное). Такие же структуры представлены и в английском языке. Отличие их от фразеологических единиц аварского языка состоит в том, что определительную функцию выполняют слова, которые морфологически как прилагательные не оформлены, но при этом выполняют функцию прилагательных.

В функциональном же плане между характеризуемыми структурами фразеологических единиц в аварском и английском языках нет каких-либо существенных различий; Часть гендерных фразеологических единиц в аварском языке, характеризующих действия и поступки лиц того или иного пола, строится по глагольно-субстантивной модели (субстантивная валентность глагола при этом заполняется разными падежными формами с объектным и обстоятельственными значениями): хвалчен бахъизе «идти на врага, на обидчика». Как свидетельствуют приведенные примеры, в основном существительное в таких фразеологических единицах занимает устойчивую препозицию по отношению к глагольному компоненту. Иногда субстантивный компонент может быть осложнен определительным: инсул бакI кквезе «заменить отца, стать достойным имени отца» (букв. «отца место занять»).

Абсолютное большинство фразеологических единиц данного типа связано с характеристикой лиц мужского пола. Вероятно, по этой причине стержневым компонентом здесь выступает глагол как часть речи, обозначающая активное действие. Там же, где глагол обозначает состояния, фразеологизмы чаще характеризуют лиц женского пола; Фразеологизмы грамматической модели «существительное наречие/деепричастие в наречном значении»: бер къачIого «смело, без сожаления, решительно» (букв. «глаз не закрыв»); «существительное + причастие» (причастие при этом может содержать в своем составе классные показатели как объекта, так и субъекта, выражая таким образом двойное согласование): рагIи билълъарав «красноречивый, умеющий воздействовать на людей словами» (букв. рагIи «слово» + билълъарав – причастие от глагола билълъине «ходить, идти» = «слово которого идет»); «существительное в локативе/или в косвенных падежах + существительное в номинативе + причастие»: чвантил кIал гIатIидав «щедрый» (букв. «кармана вход у которого широк»); В модели «существительное + существительное» (при этом оба компонента выражаются формами номинатива) первый компонент выполняет определительную функцию, какую обычно в аварском и других дагестанских языках выполняет генетивная форма существительного: бухаритIагъур «каракулевая шапка» (букв. «Бухара + шапка»: бухарская шапка [из шкур бухарских ягнят]); «существительное в номинативе + краткое прилагательное/или краткое причастие» (по вопросу о морфологическом статусе таких форм среди исследователей нет единого мнения: часть исследователей считает их наречиями): ракI бацIцIад «о человеке с чистой душой» (букв. «сердце чистое»); «существительное + слово в наречном значении (наречие или форма локатива существительного) + глагол»: тах роходе гьабизе «выпить (бокал) до дна» (букв. «дно к потолку делать [повернуть]); «существительное в разных падежных формах + номинативная форма существительного + глагол»: инсул бакI кквезе «заменить отца, продолжить дело отца» (букв. «отца место держать/занять»); выделение данной группы ФЕ связано не столько с грамматическими формами компонентов, сколько с их количественным составом (в одну группу включаются ФЕ с трехкомпонентным составом, но имеющие разные структурно-грамматические характеристики): берцинаб кIал кIалъазе «найти доброе, красивое слово» (букв. «красивым ртом говорить»); В единичных компаративных фразеологических единицах аварского языка сравнительно-уподобительный компонент имплицирован. Полная его редукция приводит к тому, что внешне фразеологизм не имеет компаративной формы, но его семантика, несомненно, компаративна. Ср. Рокъов гъалбацI [гIадинав], къватIив гIанкI[гIадинав] «Дома [как] лев, на улице [как] заяц».

Второй параграф посвящен структурно-грамматической характеристике гендерных фразеологических единиц английского языка. Можно выделить следующие структурно-грамматические модели компаративных фразеологических единиц английского языка: «Адъективно-субстантивные двухкомпонентные структуры», обозначающие признак лица определенного пола: a rough customer «грубый субъект, грубиян, негодяй, преступный тип, опасный человек» (обычно о мужчинах, букв. грубый покупатель»); ФЕ, где определительный компонент выражается существительным в притяжательном падеже (в аварском языке данной падежной форме соответствует форма родительного падежа со значением принадлежности или употребляется в функции относительного прилагательного): mamma’s darling «маменькин сынок, маменькина дочка»; «существительное + of + существительное». В функционально-семантическом плане эти ФЕ достаточно однотипны с предыдущей группой: son of bitch «мерзавец, презренный человек» (букв. «сукин сын»); «as + адъектив + as + существительное» (в такой модели обозначается признак человека, характеризуемый по признаку сравниваемого предмета («такой, как ...»): as stubborn as a mule «упрямый как осел»; ФЕ, построенные на основе сравнительно-уподобительного компонента like «подобный, такой, как»: like father, like a son «каков сын, таков и отец»; ФЕ на основе сочинительной связи, где составляющие компоненты обозначают отдельные признаки характеризуемого лица, создавая при этом целостный образ (чаще всего лица мужского пола): wild and woolly «неотесанный, грубый человек» (обычно о мужчине); Ряд фразеологических единиц имеет характер имен собственных: Jonny Newcome «новичок, новобранец, молокосос»; 8) Особую группу гендерных фразеологических единиц английского языка представляют структуры, в которых определяемый компонент-существительное сопровождается распространенным определительным компонентом, мотивирующим сравнение: Jack among the maids «дамский угодник, кавалер»; ФЕ, у которых определяющие компоненты содержат предлоги (in, over, behind, on, with, to) в сочетании с другими субстантивами выражают значение признака определяющего компонента: have roses in one’s cheeks «румянец во всю щеку, пышет здоровьем, кровь с молоком»; Модель «адъектив (или наречно-определительный компонент) + of + существительное»: a bit of fluff «молодая женщина, девушка» (букв. «немного пуха»); модель «компонент в наречном значении (наречие, предлог) + существительное»: between (maid) girl «прислуга, помогающая повару и горничной» (букв. «между девушка»); Отдельные ФЕ гендерного характера в силу их единичности, непродуктивности модели не образуют групп, хотя в семантическом отношении эти фразеологизмы могут быть не менее интересными, ср., например: of the bull-dog breed «обладающий хваткой, цепкостью, решительностью», also ran «неудачливый участник состязания, неудачник».

^ Третий параграф посвящен анализу как типологически общих, так и национально-специфических моделей. При этом наличие национально-специфических моделей объясняется разными причинами, связанными с грамматическим строем сопоставляемых языков. В диссертации выделены однотипные модели характеризуемых ФЕ: «адъективно-субстантивная модель». Наличие этой модели в обоих языках объясняется тем, что речь идет о гендерных фразеологических единицах, характеризующих различные признаки человека – внешние, внутренние, поведенческие свойства и т.д.; В качестве определительного компонентов в обоих языках препозитивно могут быть употреблены имена существительные (в аварском языке, вероятно, исторически это формы родительного падежа в определительном значении); «генитив существительного + существительное в номинативе»; В целом по формам составляющих компонентов в обоих сопоставляемых языках совпадают гендерные ФЕ, построенные на основе сравнительных союзов, где адъективный компонент обозначает признак лица женского или мужского пола, сравниваемый с признаком другого объекта, наименованного существительным.

Разница в данном случае только лишь в словопорядке: в аварском языке прилагательное занимает постпозиции, а в английском – препозицию по отношению к определяемому существительному; Совпадает компонентный состав в грамматическом плане и в тех фразеологических единицах аварского и английского языков, которые построены на основе сочетания существительного и прилагательного (но с разницей в позиции прилагательного). В таких случаях в аварском языке употребляется краткая форма прилагательного, выполняющего предикативно-характеризующую функцию.

Национально-специфические признаки структурно-грамматического порядка в сопоставляемых языках объясняются рядом причин: В аварском языке представлены модели, в которых предикативно-характеризующую роль играют причастия (аналогичных фразеологических единиц нет в английском языке. Такую функцию прилагательные и причастия в аварском языке выполняют как в обычных сочетаниях, так и во фразеологических единицах, в том числе в гендерных фразеологизмах: бетIер гьечIе-й «чаще о бестолковой, глупой женщине» (букв. «головы не имеющая»); В английском языке имеют место ФЕ типа son of bitch «мерзавец, презренный человек» (букв. «сукин сын»), которых нет в аварском языке; В аварском языке продуктивно представлены ФЕ, которые построены по модели «существительное + глагол» (с классным показателем субъекта или объекта действия) хонжроде в-ахъине «браться за кинжал, за оружие», «быть готовым к драке» (букв. «к кинжалу встать»). Глагольные компоненты чаще употребляются в составе фразеологических единиц, характеризующих лиц мужского пола, а адъективные, напротив, во фразеологизмах, связанных по образам с женщинами. Из этого следует, что мужчины чаще характеризуются предикативно-характеризующими словами, а женщины собственно определительными. В отличие от аварского языка, в английском представлены двухкомпонентные ФЕ, построенные на основе сочинительной связи: bread and butter «юный» (букв. «хлеб и масло»); Специфичны для английского языка и ФЕ, у которых определяющие компоненты содержат предлоги (in, over, behind, on, with, to) в сочетании с другими субстантивами выражают значение признака определяющего компонента: one over the eight «пьяный, подвыпивший» (букв. «один над всеми»); Модель «адъектив (или наречно-определительный компонент) + of + существительное» также в основном характерна для английского языка в силу отсутствия в аварском языке предложно-падежных конструкций типа «of + существительное»: full of beans «полный жизни, энергичный, жизнерадостный; Менее характерны для английского языка и достаточно продуктивны и свойственны для аварского языка фразеологизмы с одним компонентом-существительным, обозначающим предмет, с которым сравнивается то ли иное лицо женского или мужского пола: тIегь гIада-й «очень красивая» (букв. «как цветок, цветку подобная»). В таких гендерных фразеологических единицах содержатся классные показатели лиц женского или мужского пола, характеризуемых посредством названий объектов сравнения.

^ В третьей главе «Национально-культурная гендерная фразеология в аварском и английском языках» диссертационного исследования гендерные ФЕ аварского и английского языков исследуются в лингвокультурологическом аспекте с целью сопоставительного описания культурно обусловленных фразеологических номинаций лиц мужского и женского пола и их различных качеств, свойств, поступков в аварском и английском языках.

Такой анализ имеет целью выяснение того, какие факторы для разных языков и культур являются существенными в формировании национально-культурного компонента гендерной фразеологии и какими были механизмы и стратегия номинации человека и его качеств средствами фразеологии в языковой культуре разных народов, не связанных генетически общими корнями и территориально далеких друг от друга.

Национально-культурные компоненты гендерных фразеологических единиц аварского и английского языков создаются разными факторами (степень участия этих факторов различна как в сопоставляемых языках в отдельности, так и в семантических группах характеризуемых гендерных фразеологических единиц): 1) имена собственные: в аварском: Алмасица чахъу гIадин «как сидорову козу» (выдрать), букв. «как Алмас овцу»; в английском языке: только имея определенный лингвокультурный комментарий, можно понять фразеологический образ английского языка John Thomson’s man (уст.) «человек, находящийся под башмаком жены». Здесь национально-культурный компонент создается употреблением английского имени собственного, следовательно, данное свойство является типологически общим для сопоставляемых в диссертации языков; 2) ФЕ, связанные с определенными историческими событиями, традициями и жизненными ситуациями: в аварском языке: гьанив дибир, дова солдат «о человеке, приспосабливающемся к месту и времени» (букв. «здесь мулла – там солдат); 3) гендерные ФЕ связаные своим происхождением, своей этимологической основой с социально-общественными отношениями, общественными формациями, иерархией в общественных отношениях: в аварском языке: тахида хан гIадин «без всяких забот, как у Христа за пазухой» (букв. «как хан на троне»).

В отдельных ФЕ сопоставляемых языков различие фразеологических образов и их национально-специфический характер создается употреблением слов одной тематической группы, но эквиваленты-компоненты фразеологических единиц имеют отношение к данной национальности, данному в историческом аспекте государственному устройству и т.д.: ср. happy as a king «счастливый как король» (англ.) – ханасул бика гIадин «как жена хана» (в значении «вольготно, без особых забот, в лучших условиях») (ав.); 4) употребление топонимов: в аварском языке: кьахъадерил бахIарай гIадин «очень медленно, неторопливо [о человеке, который долго и медлительно собирается что-либо сделать]» (букв. «как невеста из Тлоха» - название населенного пункта); в английском языке: a man of Gotham «недалёкий человек, простак» (Готам – название деревни, известной простодушием своих обитателей); 5) названия реалий: в аварском языке: хвалчен бахъизе «идти на врага» (букв. «вытащить кинжал»); 6) ФЕ, содержащие в своей внутренней форме национально-специфические ассоциации, символы, стереотипы, связанные с характеристикой лиц того или иного пола: боржине къачIараб цIум гIадин «как орел, готовый взлететь» (в значении «гордо, надменно, самонадеянно»).

Примеры свидетельствуют о том, что в сотаве характеризуемых фразеологических единиц встречаются названия животных (лошадь, баран, волк и др.). Исследователи отмечают характерность употребления в национально-культурных фразеологических единицах разных языков зоонимов и метафорического использования наименований объектов флоры; 7) ФЕ генедерного характера связаны с народными традициями, обрядами, обычаями: суннат гьабизе «совершить обрезание» (букв. «суннат-обрезание сделать»); 8) употребление названий тканей, одежды, деталей одежды, связанных с характеристикой лиц определенного пола: читалда гъорлъ махмар гIадин «как роза среди полевых цветов» (букв. «как бархат среди ситца»); 9) Символом стойкости, храбрости лиц мужского пола в аварском языке выступают сталь, железо, соответствующие наименования употребляются в составе фразеологических единиц, в которых вместилищем стойкости, образно названной лексемой чаран «сталь» выступает сердце: рекIелъ чаран лъурав «стойкий, мужественный» (букв. «в сердце которого сталь вложена»), махх гIадинав «стойкий, твердый» (букв. «железу подобный»). В английской культуре используется другой символ, образно обозначаемый словами oak «дуб» и nut «орех»: a heart of oak «храбрый, мужественный человек» (букв. «сердце из дуба»), a tough nut «решительный, твердый» (букв. «крепкий орех»); 10) Известность, слава в аварском языке, как правило, приписывается лицам мужского пола и обозначается национально-культурными фразеологическими единицами, связанными со словами цIар «имя» и названиями небесных светил (бакъ «солнце», моцI «луна», цIва «звезда»): цIар рагIарав «прославленный, очень популярный» (букв. «имя [которого] на слуху»), къалъараб бакъ «светило, известный человек» (букв. «сияющее солнце»). В английском языке национально-культурная коннотация создается компаративной семантикой, что, впрочем, характерно и для приведенных выше фразеологических единиц аварского языка: shining light «светило, знаменитость» (букв. «сияющий свет»); 11) . В группе ФЕ аварского языка, негативно характеризующих лиц мужского пола, используется лексический компонент цIуяв «женский, женского пола» в знач. «как женщина, подобный женщине».

Использование этого компонента, во-первых, создает национально-специфическую фразеологическую семантику, во-вторых, приводит к семантическому «конфликту» между общим значением фразеологизма и значениями составляющих фразеологизм лексических единиц. Такие ФЕ выражают крайне отрицательное отношение к трусливому мужчине, у которого нет мужского достоинства: цIуя-б гIамал «трусливый» (букв. «трусливый характер»). В английском языке национально-культурными можно считать следующие фразеологические образы, связанные с обозначением трусости лиц мужского пола: mamma’s darling «маменькин сынок»; 12) ФЕ, обозначающие ясность ума, выдающиеся интеллектуальные свойства лиц мужского пола: в аварском языке: гвангъараб чирахъ «светлый, умный человек» (букв. «яркий светильник»); в английском языке представлен национально-культурный фразеологический образ clever dog «умница, ловкий малый»; 13) Для аварских гендерных ФЕ с национально-культурным компонентом характерны компаративные структуры, уподобляющие человека вещам, предметам, ассоциативно связанным с твердостью, стойкостью лиц мужского пола или, напротив, их мягкости, нерешительности: кьуру гIадав «твердый, стойкий» (букв. «скале подобный»). В английском языке также представлены компаративные структуры, фразеологические образы которых имеют национально-специфический характер: (as) gentle as a lamb «кроткий, мягкий как ягненок, как овечка» (букв. «послушный/смирный как ягненок»); 14) гендерные ФЕ со значением «напиться»: в аварском: цIани магIарде рахине «быть пьяным, выпившим» (букв. «козы в горы поднялись»: в основе фразеологического образа, вероятно, лежит образ пасущихся на склонах гор [довольных] коз); в английском: admiral of the red «пьяница с красным носом»; 15) употребление символа гордости и достоинства мужчины орла, характерного для многих дагестанских языков: цIум гIадинав «орлу подобный». Такого типа ФЕ с национально-культурной коннотацией для английского языка не характерны; 16) Употребление социально значимых исторических факторов, обозначений отношений в социальной «лестнице».

Так, в аварском языке, имеют место ФЕ, в которых национально-культурный компонент создается лексической единицей хан «царь, хан» или производными от данного слова: ханасул бика гIадин «как королева, вольготно, без забот» (букв. «как жена-госпожа хана»). В английском языке аналогами таких национально-культурных фразеологических единиц можно считать фразеологизмы с компонентами «король», «рыцарь», обычно характеризующие лиц мужского пола: happy as a king «счастливый как король»; 17) гендерные ФЕ аварского языка, называющие признаки по возрасту: квергIанасей яс «маленькая девочка» (букв. «девочка [величиной] с руку»). Как видно из примеров, обозначение возраста юной девочки-подростка, не несущей особой ответственности по своему возрасту, обозначается через соматизмы. Такое явление характерно и для других дагестанских языков.

Для английского языка характерны фразеологические образы, обозначаемые компонентом age «возраст»: be under age «быть несовершеннолетним» (букв. «быть ниже возраста»). Как видно из английских фразеологизмов, здесь большей частью обозначены не столько национально-культурные образы, сколько общечеловеческие образные ассоциации, независимые от языка носителей данной культуры; 18) Имеются определенные особенности национально-культурного характера и при обозначении средствами фразеологии легкого поведения лиц женского пола («распутная женщина»): в английском: scarlet lady «вавилонская блудница» (букв. «красная леди»), born under the rose «рожденная вне брака» (букв. «родившаяся под розой»).

Что касается аварского языка, то национально-маркированным является образ улицы: къватIул бахIри «распутная женщина, женщина легкого поведения» (букв. «уличная бродяга»); 19) В национально-культурном плане представляют интерес и такие гендерные ФЕ аварского языка, как бакь бухьарав «закадычный, преданный» (друг).

В национально-культурных фразеологических единицах аварского языка актуализируются разные качества лиц мужского и женского пола. Так, для лиц женского пола характерно называние средствами фразеологии внешнего облика, хитрости, коварства, степени расторопности и т.д., тогда как для лиц мужского пола более важными представляются интеллектуальные свойства, мужество и доблесть, темперамент, мужское достоинство и др. Мужчина характеризуется как человек, призванный защищать честь и достоинство даже ценой жизни, поэтому в аварском языке имеют место ФЕ с компонентами квер «рука» (для оружия, для защиты), би «кровь», чу «конь», гула «пуля», ханжар «кинжал» связанные именно с характеристикой лиц мужского пола и тех ситуаций, в которых может оказываться мужественный, доблестный, умеющий защищать свое достоинство мужчина: биялъ рогьо чуризе «отомстить за нанесенную кем-либо обиду» (букв. «кровью смыть поклеп»); 20) Некоторые ФЕ аварского языка, характеризуют одновременно и мужчину, и женщину, подчеркивают особенности их отношений. Так, культурную информацию содержит фразеологизм мадинаги гагуги гIадин «тоскуя друг по другу, любя друг друга и не имея возможности встретиться» (букв. «как Медина и кукушка); 21) В основе национально-культурных фразеологических образов могут лежать исторические события, эпизоды этих событий (ср. в рус. как Мамай прошелся, как швед под Полтавой и др.). Гуллида ХIажимурад лъаларо «букв. «Пуля Хаджимурата не знает». Этимологическая основа этого выражения связана с одним из эпизодов Кавказской войны, в котором оказался мюрид Шамиля Хаджимурат (см. об этом выше).

Известно, что каждый язык имеет особую картину мира. В этой картине мира достаточно интересным фрагментом выступают и гендерные ФЕ, в данном случае связанные с культурно-историческими традициями двух народов и своими фразеологическими образами и семантикой направленные на характеристику лица мужского или женского пола, а также характеризующие их речевое поведение.

В заключении диссертации обобщены итоги исследования и сделаны конкретные теоретические выводы.


^ Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях автора:

1. Антонимия ФЕ, семантически ориентированных на человека в аварском и английском языках // Вопросы типологии русского и дагестанских языков. Вып. 1.   Махачкала, 2006   C. 221-226.

2. Фразеологизмы-синонимы в аварском языке. Языки народов мира и РФ // Сборник материалов и докладов научной конференции ДГУ ФИЯ. Вып. VII. - Махачкала, 2006. – С. 286-290.

3. Сопоставительный анализ основных микросистем фразеологических единиц, семантически ориентированных на человека в аварском и английском языках // Вопросы филологии (Входит в «Перечень…» рецензируемых журналов ВАК РФ). Вып. 5, М., 2006.   С. 87-89.

4. ФЕ, выражающие эмоциональные состояния человека, в аварском и английском языках // «Языки народов мира и Российской Федерации»   Махачкала, 2006.   С. 81-84.

5. Полисемия ФЕ в аварском и английском языках // Кавказский лингвистический сборник. Вып. 19.   М.: Academia, 2007. С. 98-102.

6. Процесс заимствования ФЕ в аварском языке // «Языки народов мира и Российской Федерации»   Махачкала, 2007.   С. 64-66.

7. Фразеологические единицы, характеризующие лиц мужского пола, в аварском и английском языках // «Языки народов мира и Российской Федерации»   Махачкала, 2008.   С. 68-71.

8. Фразеологические образы гендерного характера в аварском литературном языке // Материалы Международной научной конференции «Кавказские языки: генетические, типологические и ареальные связи» – Махачкала, 2008 /http://www.iyalidnc.ru/.   С. 34-36.

9. Лексическая поддержка гендерных фразеологических образов, связанных с характеристикой лиц мужского и женского пола в аварском литературном языке // Тезисы докл. XIV Общероссийской научной конференции «Державинские чтения»   Тамбов, 2009. – 12 с. (в печати).


6809629665558111.html
6809716757495189.html
6809777785903909.html
6809891778154757.html
6809968047871737.html